Какуто

Пятница, Июнь 22, 2012

Являясь адаптацией классического произведения пролетарской литературы 1929 года автора Такидзи Кобаяси, «Краболов» (именно так называется фильм в переводе на русский язык) повествует о забастовке рабочих краболовного судна в северных водах Японского моря. Такой завод для Такидзи — классический пример эксплуатации, на котором автор стремился отобразить положение почти 80% рабочих раннего периода Сёва.
Фильм очнулся от десятилетней спячки в 2008 году, чтобы стать неожиданным бестселлером, ракетой взлетев с 5000 проданных копий более чем до полумиллиона за один год, не считая данные по четырём различным адаптациям для манги. Критики всячески пытались понять, как пролетарский роман, написанный восемьдесят лет тому назад, может внезапно отозваться в сердцах деполитизированного молодого поколения. Успех фильма стал подобен обмороку канарейки в угольной шахте современного капитализма.
На пике популярности, режиссер Хироюки Танака начал снимать новую версию фильма, на волне поднявшегося вокруг исходного произведения энтузиазма. Первая и единственная на тот момент версия фильма была снята в 1953 году, что даёт полезную в данном случае возможность сравнить две адаптации книги Кобаяси, одну режиссёра Со Ямамура (So Yamamura) в 1953 году, другую — Хироюки Танака в 2009. Новая экранизация позволяет поднять некоторые актуальные вопросы: может ли эта вымышленная драма довоенной политической борьбы преобразовать военный и послевоенный опыт для освещения актуальных конфликтов современной Японии. Если да, то как именно?
«Kanikosen» начинается с символического сета: одинокого работника, выглядывающего из трюма, застывшего в страхе перед неизвестным, лишенного способности двигаться, насмерть давит гигантской сетью с крабами. Этот ужасный поворот, в результате которого рабочего убивает его же продукция, вызывает в памяти сардоническое изречение: «Каждый товар, производимый вами, это часть вашей собственной смерти». После этого режиссёр сразу же представляет зрителям рабочий процесс с истощенными работниками судна, а также огромные машины, выступающие в качестве абстракции промышленного капитализма. Все рабочие подчиняются Асакаве, деспотичному начальнику, который призывает их работать во имя народа, увеличивая мощь страны с помощью выхода на мировой рынок. Когда краболовное судно получает по радио сигнал S.O.S. с другого судна, Асакава приказывает прекратить операцию по спасению, безжалостно попирая авторитет капитана судна.
Хироюки Танака специально ставит в начало фильма процесс производства для того, чтобы показать бесчеловечность капитала и его симбиоза с идеологией императорского государство. В отличии от неторопливого реалистичного повествования Ямамуры в стиле классической драмы, в современном фильме используется сжатый, театральный стиль. Использование малого количества реальных исторических заимствований вкупе с собственными своеобразными деталями (например, современные прически у актеров, интерьеры, которые больше бы подошли фильму ужасов, надзиратель, кричащий в электронный мегафон), Танака делает преднамеренную попытку приблизить конфликт к современной публике. Однако это означает, что его действие его фильма на более концептуальном фоне, чем это было в экранизации 1953 года.
Если в самом начале повествования рабочие представлены некой обезличенной массой, после того, как они объединились в группу, история практически каждого из них иллюстрируется краткими воспоминаниями о сценах жизни в сельской Японии. Одной из наиболее характерных черт романа Кобаяси является отображение некого «коллективного героя». В его романе у протагониста, выхода из рабочего класса, не освещается ни психология, ни характер, у некоторых героев и вовсе отсутствуют имена. Даже Асакава, хоть и идентифицируется по имени, представлен здесь скорее как представитель класса, а не человек с личными интересами. Ямамура в своей экранизации приспособил эту технику для экрана, представляя зрителю объемные, кинематографические иллюстрации беззаботной рабочей среды, без зацикливания повествования на конкретном персонаже. Танака же решает не использовать такой подход, выделяя сначала в качестве символа, а затем и в качестве лидера рабочих персонажа Синдзо.
Хироюки Танака уделяет мало экранного времени непосредственному насилию представителей компании над рабочими, т.к. катализатор для их восстания находится в другом месте, далеком от жестокости производственной линии корабля. Затерянные в море на небольшом траулере, Синдзо и его товарищи должны быть спасены русским кораблём. Однако опасаясь Красной угрозы, красочно представленной японскими пропагандистами, они, вместо того, чтобы побороть все предубеждения о советской жизни, планируют самостоятельное спасение. Полные решимости, они возвращаются на краболовное судно с целью организовать забастовку.
Антиреалистичный подход, сосредоточение конфликта на абстрактной основе, неисторических персонажей — всё это приносит в жертву подробную социальную структуру, описанную в романе. У реалиста Ямамуры, напротив, присутствует классовая структура и разделение труда — рабочие, мастера, финансовый директор, капиталист, врач и т.д., показывая зрителю кадры с боссами, пьющими дорогой ликер и слушающими музыку под фонограмму. Асакава тоже характеризуется двумя режиссерами совершенно по-разному. У Ямамуры он изображен как затравленный работник, на которого постоянно оказывали давление представители компании, из-за которого он перешёл от, казалось бы, умеренного менеджмента к варварским тираническим методам. В версии Танаки Асакава превращается в символ чистого насилия, одетый в длинное белое пальто со следами крови, его вид является ослепительным и гротескным. Сам он превращается в симбиоз сына военного аристократа и мясника.

Режиссёр: Хироюки Танака
Год: 2009

Оставьте отзыв